23.10.2017

Где и чему учился Виктор Прокопеня и зачем так много

real_1508414640_0.png

Канонический рассказ «Как Ленин учился» М. Зощенко впору переписать для подрастающего поколения. Другие времена, другие герои, но всем родителям мира нужны инструменты для вбивания в голову балбесам нехитрой мантры про «нужно учиться». И позитивные примеры. Самым ярким образцом если не для подражания (второй десяток лет учиться нон-стоп — не каждому по силам и по средствам), то для восхищения и анализа истории успеха можно считать известного белорусского ИТ-бизнесмена Виктора Прокопеню.

Если за честь называться родиной Гомера спорили семь городов, то за звание альма-матер Виктора Прокопени могут побороться уже восемь университетов Беларуси, Евросоюза и США. И это не считая двух минских гимназий, которые тоже нельзя не упомянуть, это гимназия №2 и №130. Последнюю Виктор Прокопеня закончил по экспериментальной программе, со специализацией в бизнесе и в экономике. Этот эксперимент позже был прекращен, так что Прокопеня оказался одним из тех немногих, кто прошел программу полностью и подтвердил последующими бизнес-успехами преимущества ранней специализации и стимулирования предпринимательской активности со школьной скамьи.

В 2000-м году обладатель школьной золотой медали поступает в Европейский гуманитарный университет, получая в 2004-м свой первый диплом — бакалавр в области информатики по специальности «веб-разработка». Но в отличие от book-smart юношей Виктор Прокопеня не только корпит над книжками: в 2001 году он основывает компанию Viaden Media с весьма модной на время специализацией — разработчика IT-продуктов. Пока — на аутсорсе.

В 2006 году Виктор Прокопеня заканчивает Белорусский государственный университет информатики и радиоэлектроники бакалавром в области информатики. Сложно сказать, насколько это связано с получением второго диплома, но в том же году Viaden Media меняет бизнес-модель, переключаясь на собственные программные продукты для индустрии онлайн-развлечений.

Следующий диплом Виктора Прокопени так же органично связан со следующим и весьма важным этапом развития его компании. В 2006–2010 годах Прокопеня учится в Белорусском государственном университете, заканчивая его в области корпоративного права. Буквально через год, в 2011-м, 27-летний бизнесмен договаривается о продаже своей компании, Viaden Media, к тому времени — одного из крупнейших разработчиков мобильных приложений в СНГ, израильскому миллиардеру Тедди Саги. За фантастическую, особенно на то время сумму — порядка 90 млн долларов.

Кстати кроме миллионов к этому времени у Виктора Прокопени есть уже и степень MBA, полученная в Институте предпринимательства и менеджмента.

Очередной диплом трижды бакалавр решает получать уже за океаном. В 2012-м году в университете Full Sail во Флориде Виктор Прокопеня становится магистром в сфере интернет-маркетинга.

«Я не считаю себя экспертом в образовании. Образование мое самое любимое хобби. После того как я потратил полмиллиона долларов на различные образовательные программы, то могу сказать следующее. Однозначно имеет смысл ездить на Executive Education программы для расширения нетворка раз в год. Учиться для знаний лучше всего на online master degree программах. Сегодня они лучше, чем ездить в кампус — на порядок эффективнее: лекции вычищены и не зависят от настроения преподавателя. Экзамены сдаешь каждую неделю на компьютере, где все выключается кроме одной программы и на тебя смотрит через камеру специалист (proctoru.com — интересно) — серьезнее контроль, чем на кампусе. Бизнес-ресерч — невероятно классный опыт, очень вправляет мозги. Совсем по-другому начинаешь думать», — пишет Виктор Прокопеня в комментариях в Facebook.

Если образование — хобби Виктора Прокопени, то любимая его составляющая — регулярные посещения последипломных управленческих образовательных программ в Высшей школе бизнеса Стэнфорда. Он закончил семь executive education программ в Стэнфорде и в сентябре 2017-го едет на новую. «Очень интересный опыт, всем рекомендую. Каждая из них длится разное количество недель. Strategic Marketing Management была первой — много близких друзей оттуда. Самая крутая — Strategic Negotiations. У меня количество education часов в Стэнфорде такое же как у full time master of management. Executive education — это с 8 утра до 21:00 учеба каждый день. На full time программах учатся каждый день по полдня и 4 раза в неделю + каникулы, перерывы и так далее», — комментирует Виктор Прокопеня.

Время на full time MBA за Западе бизнесмен решает не тратить — перерос. «Сравнивать Executive education против MBA — это сравнивать холодное с зеленым, — аргументирует свой выбор Виктор Прокопеня. — Full time MBA в Стэнфорде — это программа для 26-летних деток (ему самому — едва тридцать, но бизнес-опыт и многомиллионные сделки дают право играть лигой выше, чем толковые сотрудники банков и инвесткомпаний). Там действительно много умненьких мальчиков, которые закончили хорошую бакалаврскую программу и поработали лет пять в Morgan Stanley. Да, они умненькие, хотя это вообще никакая не гарантия, что они чего-то добьются. Почти все они идут работать за зарплату, сравнимую с зарплатой крутого белорусского программиста». Крутой программист в Минске получает чистыми 60 тысяч долларов в год — что есть 120 тысяч в год в США — с учетом налогов в 50% и указаний всех зарплат там «грязными».

Аргументы в пользу классических full time программ вообще заметно выдают приверженцев советского «основательного» образования. Мол, ты подучись слегка, потом у старших коллег опыта поднаберись, а там и ладно, миллионы зарабатывай. В начале 2000-х годов, когда юные ИТ-дарования стали пачками штамповать прорывные проекты и собственные миллионы, такой подход стал попросту архаичным.

«Если ты учишься на full time программе, то твой полезный нетворк — 50 человек, с которыми ты учился (половина из тех, с кем ты учился, — остальным не повезло) и он интересен через 10 лет. Если ты учился на большом количестве разных Executive Education программ, то у тебя абсолютно рабочий близкий нетворк на 400-500 человек. Это действующие топы мировых корпораций уже сегодня. Курс по статистике можно пройти в любом другом универе, а вот услышать на улице историю о том, как один парень придумал брэнд Блэкберри, другой выпустил первый самолет Boeing 787, третий сделал слияние двух многомиллиардных корпораций и так далее более вероятно на Executive Education», — отмечает Виктор Прокопеня.

Кстати пока в Stanford Graduate School of Business училось всего четыре белоруса, и все они — представители белорусской ИТ-элиты. И дело не в предвзятом отношении к белорусам или дороговизне программ. На многие топовые программы executive education, вроде предлагаемых Harvard Business School можно попасть только если вы управляете большим бизнесом не менее 15 лет. И цена более 40 тысяч долларов — тут далеко не самая большая сложность.

Если завершать рассказ про дипломы Виктора Прокопени, то надо упомянуть еще степень магистра финансов в Northeastern University в Бостоне (2016 год) и докторскую диссертацию по поведенческой экономике в Swiss Business School.

«В моем понимании разница между бакалавром и мастером, включая MBA, в разы меньше чем между мастером и доктором. Совсем по-другому думать начинаешь про мир. Это невероятное ощущение, когда погружаешься в мир науки и смотришь на него не со стороны, а изнутри, работая над расширением знания общества о реальных проблемах», — говорит Виктор Прокопеня.

Northeastern University, кстати, входит топ-40 университетов США и топ-10 innovative school. «Просто невероятный вынос мозга. Действительно понимаешь мир финансов после этого и можешь разговаривать с любыми инвестиционными банкирами на равных», — резюмирует Виктор Прокопеня.

«Докторские программы сравнивать по рейтингу школы — наверное, еще больший бред, чем сравнивать executive education и full time MBA. Это типа как говорить: первые 10 ресторанов в трипадвайзере хорошие, а остальные — все г**но. Если ресторанов 10 тысяч в Лондоне, то классных — сотни, а не 10 штук. В докторских программах имеет значение, кто твой научный руководитель, какие у тебя публикации и тема диссертации. У меня диссертация по поведенческой экономике и публикация в топовом мировом журнале — Review of Finance. Профессор Ицхак Бен-Давид — один из самых высокорейтинговых профессоров по финансам в мире», — рассказывает бизнесмен.

Самым интересным своим опытом в сфере образования Виктор Прокопеня называет online master’s программы. Причем, уточняет он, самый известный на постсоветском пространстве проект в сфере массового онлайн-образования, Coursera — немного не то из-за отсутствия жестких обязательств. «Онлайн-программы заканчивают 5% тех, кто начал. Каждую неделю надо делать кучу работы по учебе. Не успел — в воскресенье до 12:00 не сдал вовремя работу — минус 50% грейда первые 24 часа и после этого ноль. Две недели не успел — вылетел», — поясняет Виктор Прокопеня.

«В следующем году поступаю сюда — присоединяйтесь!» — приглашает Виктор Прокопеня, давая ссылку на онлайн-курс в Berkeley School of Information, где можно получить степень Master of Information and Data Science. И ведь получит же. А Калифорнийский университет в Беркли, куда поступает Виктор Прокопеня, считается лучшим государственным университетом мира и единственным государственным университетом, входящем в топ-10 лучших учебных заведений мира.

И хотя разговоры о топовых бизнесменах мирового уровня без высшего образования по-прежнему популярны на просторах интернета, похоже, все чаще это разговоры в пользу бедных. А скорее — ленивых. Времена рисковых крутых парней в бизнесе закончились еще в девяностых. Дальше — мозги вырвались вперед. И дело не в позднесоветском и раннебелорусском «без корочек сейчас никуда». «Как-то в Стэнфордcкой бизнес-школе встретил товарища через полгода, после того, как он начал там учиться, и спросил: „Как учеба?“ Он сказал: „Это не учеба. Учеба — это когда ты себе мозги сушишь на Applied Math или Computer Science. А тут одна сплошная работа над своей личностью, и ничего больше“». Вот такое оно теперь, образование для бизнеса и не только.

Разделы: 

Нравятся наши материалы? Вы можете помочь проекту!

1