29.04.2010

Атомный реактор на колесах

Более 40 лет назад, когда быстрыми темпами развивалась ядерная энергетика и появились атомные подводные лодки, оснащенные компактными реакторами, родилась идея создать передвижную атомную электростанцию, размещенную на автомобильном или железнодорожном шасси. Эту идею осуществили в Советском Союзе.
 
 
 
Разработку и производство мобильной АЭС было решено начать в Минске. Вероятно, помимо мощного научно-технического потенциала Советской Беларуси, не последнюю роль сыграло то, что в Минске расположен завод колесных тягачей, производивший шасси для транспортировки межконтинентальных ракет. На шасси такого тягача было решено делать АЭС.
Специально для разработки передвижной атомной электростанции «Памир» и был создан Институт ядерной энергетики белорусской Академии наук, который теперь именуется Объединенный институт энергетических и ядерных исследований «Сосны» НАН, расположенный в поселке Сосны под Минском (сейчас это территория Минска – прим. авт.). Главным конструктором «Памира» является Василий Нестеренко.
Институт построили примерно в 7 километрах от Минска. Рядом – современный поселок для его сотрудников.
Все здания строились основательно, с учетом требований атомной энергетики. Мощные стены, толщина которых доходит до двух метров, чуть ли не полуметровой толщины двери, системы охраны и сигнализации.
Это обычную АЭС создавать относительно легко – строй сооружение любого размера, делай стены любой толщины, хоть 5 метров, внутри кондиционерами без проблем поддерживай любую температуру, а для охлаждения используй воду большой судоходной реки типа Припяти.
А при создании мобильной АЭС требования были совершенно другими, на грани фантастики: компактный и легкий энергетический реактор мощностью 630 Квт, с автономной системой охлаждения и при этом способный работать в диапазоне температур от -50 до +50.
Даже реакторы подводных лодок, где было относительно много места и воды для охлаждения, были простыми изделиями в сравнении с тем, что предстояло создать в Минске.
Многие исследования приходилось начинать с нуля. Например, в охлаждающем контуре в качестве теплоносителя была впервые применена четырехокись азота. Обычные реакторы охлаждаются водой или натрием, и тогда необходима как минимум двухконтурная схема охлаждения. А в реакторной установке «Памир» – газожидкостный термодинамический цикл по одноконтурной схеме. Эти технические решения позволили АЭС работать в требуемом диапазоне наружной температуры.
Многие уникальные детали «Памира» изготавливали здесь же на небольшом заводе, а в целом в проекте были задействованы около 50 промышленных предприятий и организаций.
Около полутора тысяч сотрудников института работали над проектом более 20 лет.
 
Ко второй половине 1980-х годов была создана и испытана первая мобильная АЭС «Памир».
Реакторный и турбогенераторные блоки размещалась на шасси двух автомобильных седельных тягачей МАЗ-537. Еще на двух автомобилях находились пульт управления и помещения для персонала. Самым тяжелым был реакторный автомобиль, весивший 60 тонн.
Для работы автомобиль с реактором соединялся с турбогенераторным автомобилем шлангами высокого давления, по которому проходила газообразная четырехокись азота.
Заправки ядерным топливом хватало на 5 лет. После этого «Памир» должен был прибывать в Минск для планового обслуживания. Для планового обслуживания в институте соорудили специальные помещения.
Всего было выпущено 2 комплекта «Памира», один из которых прошел все испытания, а второй был абсолютно новым. Ничего подобного в других странах даже не проектировалось.
Но в 1986 году произошла чернобыльская катастрофа, и страну охватила радиофобия. К тому же началась горбачевская перестройка, выразившаяся в развале высокотехнологичных военных предприятий с уникальными технологиями. Некоторые люди, в том числе и из работников института (один из них был заместителем директора института), стали писать руководству БССР и СССР разоблачительные письма на тему, что рядом с Минском находятся опасные реакторы (до этого их «не замечали»). В итоге, на волне истеричной борьбы с ядерной энергией две уникальные мобильные атомные станции, опередившие свое время, попросту разрезали автогеном. Не осталось даже корпуса этого комплекса в качестве музейного экспоната.
Сколько было потеряно денег – создатели «Памира» затрудняются ответить. Только программа научных исследований потянула на 300 миллионов советских рублей, которые можно было сравнивать с американским долларом.
А от уникального «Памира» осталась замысловатая металлическая конструкция – активная зона реактора, стоящая сейчас на территории института сразу за проходной в виде части монумента. Монумента «Памиру», уникальной станции, ради которой создавался этот институт и работе над которой отдали 20 лет многие его сотрудники.
 
Cправка
В первую очередь такие электростанции требовались для энергоснабжения мощных военных радаров, расположенных в труднодоступной отдаленной местности, к примеру, на острове Новая Земля или среди бескрайней тайги. Спрятанные в надежных укрытиях мобильные АЭС после ракетно-бомбового удара могли развернуться в любом необходимом месте.
Естественно, и в гражданских целях такие мобильные мощные электростанции очень востребованы – случись где мощное землетрясение, подобное тому, что произошло в 1988 году в Армении, или авария на обычной электростанции, всегда выручит мобильная АЭС.

Разделы: 

Нравятся наши материалы? Вы можете помочь проекту!